Зиборов Александр Алексеевич: другие произведения.

Женщина за трёшку

Сервер "Заграница": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 2, последний от 10/07/2010.
  • © Copyright Зиборов Александр Алексеевич (aleksandrziborov@rambler.ru)
  • Обновлено: 12/04/2010. 15k. Статистика.
  • Рассказ: Узбекистан
  • Оценка: 6.96*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Удивительная любовь, похожая на сказочный сон... История любви афганского дембеля, которая началась в аэропорту Ташкента...


  •    ЖИТЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ

    ЖЕНЩИНА ЗА ТРЁШКУ

      
       Признаюсь, этот удивительный случай мне показался выдумкой, но мой приятель Андрей К. клятвенно заверил меня, что именно так всё и произошло с ним в одном посёлке под Ташкентом в далёком 1987 году...
       Тогда Андрей "дембелем" прилетел в столицу очень солнечного Узбекистана - Ташкент, проведя два года в стреляющем Афганистане. Билет на самолёт в родную Самару уже лежал в его кармане, но дело отложили до утра и впереди была тягучая, муторная ночь. Мысленно проклиная задержку, Андрей неторопливо покружил по залу, но даже не нашёл свободного места присесть. Вышел на улицу, остановился у крыльца, глядя на звёздное небо, которое ничем не отличалось от того, что он видел в Кандагаре, Кабуле, на перевале Саланг.
       Тут-то к нему подошёл невзрачного вида мужичок лет тридцати с рыжеватыми волосами. Андрей давно приметил его необычное поведение и плохо скрываемый интерес к себе: мужичок давно наблюдал за ним, не упуская из виду. Чего же он хотел?
       Срывающимся голосом от непонятного Андрею волнения тот откровенно предложил:
       - Солдат, бабу хочешь?
       Андрей ответил не сразу, удивлённый неожиданным предложением:
       - Потаскушка, наверное, какую-нибудь?
       По лицу мужичка прошла гримаса, словно от внутренней боли.
       - Нет, порядочная, хорошая женщина. Клянусь!
       - Что-то не верится, - покачал головой Андрей.
       - Дело в том, что она впервые идёт на это. - Мужичок сделал судорожное движение, словно глотая комок во горле. - Первый раз у неё сегодня такое. Честное слово! Очень порядочная, чистая. Не упускай такой шанс, солдат: ты будешь у неё первым... клиентом.
       Андрей быстро прикинул: может, подвох тут какой имеется? Решил под благовидным предлогом отказаться. На всякий случай: бережённого Бог бережёт.
       - Понимаешь, земеля, у меня совсем денег не осталось - всё истратил на билет и подарки. Буквально мелочь осталась на такси: от нашего аэропорта "Курумоч" до Самары долго пилить на автобусе, а я по дому соскучился, по Волге, хочу быстрее к своим попасть... Так что больше трёшки, увы, выделить не смогу при всём желании. Не согласится же она, хорошая и чистая, за такие плёвые деньги...
       - Согласится, - последовал неожиданный ответ, - трёшки вполне хватит. Это у неё сегодня в первый раз, ей трудно начать. Понимаешь, нужно преодолеть в себе барьер, так что важны не деньги, а сам факт этого... Ну, сам понимаешь!
       - Это ты так говоришь, а вдруг она не захочет, нужно же спросить её саму.
       - Я посредник. Мы с ней эту тему заранее обговорили, предусмотрели и этот вариант. Она согласится, даже не сомневайся.
       Из глубины подсознания всплыл смутный женский образ таинственной незнакомки ("дыша духами и туманами") и по телу Андрея прошла горячая волна желания, кровью ударив в голову: пришло страстное желание обладать податливым женским телом. Два года без женщин, истомился!.. Правда, была одна сумасшедшая ночь с юной пуштункой Мехри из горного кишлака Боги Шамал, что в переводе на русский означало - Сад Ветров. Действительно, ветры там дули постоянно, обрывая лепестки миндаля, персика. Деревья стояли весной, будто розовые облачка, под ветром колыхались как облака.
       - Значит, она согласится на трёшку?
       - Я же сказал, солдат, что отказа не будет. Даю слово! Или ты чего-то боишься? Тогда зря!
       Андрей признался мне, что это слово пресекло его колебания. Он не выносил даже намёка на трусость. Рассказал, что раз в Афгане они загнали на одинокую скалу Максум-бека, известного своей звериной ненавистью к "шурави" и редкой даже для этих диких краёв кровожадностью. На нём было много жизней российских парней. Все подручные Максум-бека были уже перебиты, а он отстреливался до последнего патрона...
       Десантники сжимали неумолимое кольцо, готовясь покончить с душманом. Вдруг услышали матерную брань. Русский язык Максум-бек знал неплохо.
       - Вы - неверные, гнусные собаки! Белые обезьяны! Все вы - бабы в штанах! Трусы! Все до единого - трусы! И отцы ваши трусы, как и вы все!
       Десантура ответила ещё более изощрённой руганью, ибо тут имелись языкастые потомки запорожских казаков, некогда написавших знаменитое письмо турецкого султану.
       В ответ услышали:
       - Если вы не трусы, то найдите среди своих баб настоящего мужчину, и пусть он выйдет на честную борьбу со мной! Один на один! Без оружия!.. Что, слабо? Боитесь? Трусы вы все!
       Андрей понял, что у душмана кончились патроны, потому он и предложил такое - восточная хитрость. Соглашаться было глупо, но обвинение в трусости сыграло свою роль: он поднялся во весь рост и пошёл к скале, хотя товарищи пытались его удержать.
       ...Они схлестнулись, словно дикие звери, которыми управляют первобытные инстинкты - убей или будешь убит сам. Сцепились мёртвой хваткой друг в друга, упали наземь и дрались, катаясь по жёстким камням..
       Встал только Андрей - Максум-бек остался лежать окровавленный и грязный со свёрнутой набок головой, словно задумался, в последний раз глядя на родное звёздное небо.
       Андрей признался, что долго ещё потом ему снился хруст шейных позвонков душмана, не раз просыпался в холодном поту с ощущением на руках горячего вражеского тела.
       И вот сейчас слово "боишься" заставило его решиться:
       - Ну, если ей достаточно трёшки, то идём. Где она?
       - Я довезу тебя, у меня мотоцикл, - с чувством заметного облегчения заговорил мужичок. - Тут недалеко, минут за десять доедем. Не бойся!
       Последние слова неприятной занозой кольнули сердце. Молча сел на заднее сиденье старого "Урала", и мотоцикл понёсся по вечерней улице в тревожную неизвестность. Андрей успокаивал себя, что ежели кто надумает напасть на него, то получит достойный отпор: в кармане лежит надёжный нож, а его руки-ноги - вроде холодного оружия, ведь он десантник, обучен рукопашному бою, получил большую практику в Афгане. Впрочем, никому нет резона связываться с бедным солдатом: вещи находятся в камере хранения, а деньги упрятаны в надёжном тайничке...
       Дорога вывела за город. Мотоцикл застрекотал по пыльному шоссе с тополями на обочине. Минут десять спустя показались домики степного посёлка с виноградниками, плодовыми деревьями.
       Мужичок подрулил к одному из домов, через двор провёл Андрея в чисто прибранную комнату. В ней уже был накрыт стол. Их ждали.
       - Подожди немного, сейчас она выйдет и я вас познакомлю, - сказал мужичок и спохватился: - Да, совсем забыл, меня зовут Геннадием. А тебя?.. Андрей? Хорошее имя. Подожди малость, сейчас организую.
       Он быстро ушёл, почти убежал в соседнюю комнату. Там с кем-то повёл убеждающий разговор... Минут через пять вернулся в сопровождении светловолосой пухленькой женщины лет двадцати пяти. Вот она подняла смущённые глаза, синеву которых подчёркивал жгучий румянец на белоснежных щеках. Андрей почти впал в сладостную прострацию - столь милой показалась ему женщина. Он чуть было не рванулся к ней, как изголодавшийся зверь к вожделенной добыче, но вовремя вспомнил о Геннадии.
       - Это... это Фрида, - запинаясь, представил незнакомку тот. - А это наш гость, имя - Андрей.
       Знакомство состоялось. Геннадий с наигранной бодростью воскликнул:
       - Ну вот и познакомились! Сейчас хозяйка приготовит горячее на стол, а ты, солдат, пока можешь помыться в нашей баньке. Истоплена. Она у нас своя, домашняя.
       Андрей не отказался. А когда вернулся, то Геннадий с Фридой уже сидели за столом, ожидая его. По глубоким тарелкам была разлита домашняя лапша с курицей. На столе он также увидел котлеты, колбасу, национальные узбекские паровые пельмени - манты, салаты, большую вазу с персиками, абрикосом и виноградом.
       Геннадий открыл бутылку шампанского. Разлили.
       - За всё хорошее! За здоровье, счастье и всё прочее!
       Андрей никак не мог поймать взгляд Фриды, она постоянно смущенно отводила глаза. Геннадий, чувствуя напряжённость и стараясь её разрядить, стал расспрашивать про армейскую службу, Афганистан, о Самаре, из которой призывался в армию Андрей. О себе коротко сказал, что работает механиком в местном совхозе имени какого-то узбекского героя труда. Какого именно - Андрей не запомнил. Про себя он не переставал удивляться радушному приёму, обаянию женщины, совсем не походившую на бедствующую до такой степени, чтобы заниматься проституцией...
       О Геннадии подумал с усмешкой: "Плохой из тебя сводник. Договорился о трёшке, а тут на столе чуть ли не впятеро больше. С таким посредником Фрида много не заработает..."
       Бутылка шампанского допита. Нужно было перелистывать следующую страницу книги бытия. Воцарилась напряжённая тишина. Геннадий натужно поднялся, облизнул внезапно пересохшие губы и произнёс, с заметным усилием выдавливая слова:
       - Я пойду, не буду вам мешать. Спокойной ночи!
       Андрей вспомнил о трёшке, догнал его у двери и почти насильно всунул в жаркую ладонь мужичка, стараясь, чтобы этого не видела женщина:
       - Это то, о чём мы договорились. Жаль, что так мало. Извини...
       Геннадий судорожно сжал купюру в кулаке, хотел было что-то сказать, но махнул рукой и ушёл.
       Андрей повернулся к Фриде. Под его взглядом она молча встала и медленно направилась к противоположной двери. На пороге обернулась и позвала за собой многообещающим взором...
       Андрей поспешил за ней. За дверью оказалась уютная спальная с уже разобранной кроватью. Обхватил сразу обмякшую в его объятиях женщину и принялся сдирать с неё одежду, потом поднял и бросил на ложе, приготовленное к ночи любви...
       Это были часы упоительного, сладострастного восторга.
       Когда всё закончилось и они утомлённые лежали друг около друга, слушая биение сердец, Андрей не удержался и спросил:
       - Почему ты решила заняться этим?
       Фрида ничего не ответила, только приложила палец к его губам: мол, не спрашивай, молчи.
       - Но почему, почему? Ну, скажи, я же не осуждаю тебя, нет. Просто хочется знать. Живёшь ты хорошо. Неужели не нашла иного средства зарабатывать деньги?
       - Разве это из-за денег?! - с горечью в голосе прошептала женщина.
       - Тогда ради чего? - удивился Андрей.
       Фрида смущенно повернулась к нему спиной.
       - Прости, если я тебя обидел. Любопытство гложет. Ты такая красивая, хорошая, а решила заняться...
       Женщина повернулась, пылко прижалась всем телом и горячо зашептала:
       - Не говори так, ты ничего не знаешь.
       - А я чего я не знаю, чего?.. Если ты не из-за денег, то тогда, выходит, тебе просто нужны мужчины, извини за резкость, для постели?
       - После тебя других не будет. Ты - первый и последний. Это правда. Поверь.
       - Правда? А этот сводник...
       - Молчи! Прошу тебя! Он никакой не сводник, он - мой муж.
       Андрей был потрясен: чего-чего, а подобного признания он не ожидал.
       - Твой муж?! И сам зазвал меня, привёл к тебе, уложил в твою кровать? Ничего не понимаю!
       - А что тут понимать. Дело простое. Мы женаты уже шестой год, а детей всё нет и нет. Обратились к врачам, выяснилось, по его вине. Я абсолютно здорова. А детей мы хотим. Особенно - я. Вот мы и придумали такой способ. Для того, чтобы был ребёнок. Раз уж он не может, то от другого. От тебя.
       - А будет? Ведь с одного раза может и не получиться?
       - Я консультировалась с врачом, сегодня самый благоприятный день. Должно получиться. Я хочу, чтобы получилось. Именно от тебя. Не хотела бы повторять подобный позор снова. Хватит одного раза. Очень стыдно. Я - мужнина жена. Нехорошо это, грех. Если бы не обстоятельства, то...
       - Тебе было плохо со мной?
       - Очень хорошо, но... больше не надо. Ты оказался молодцом. Спасибо тебе. А сейчас, прошу тебя, уходи ещё до рассвета. Не хочу, чтобы тебя видели соседи, не хочу позора. Да и с мужем тебе лучше не видеться. Ему это нелегко, пойми. Я выведу тебя.
       - Понимаю, ухожу. Да и на самолёт мне нельзя опаздывать. Сколько на часах?.. Время ещё достаточно, но всё равно лучше подстраховаться.
       ...На улице они в последний раз обнялись, крепко поцеловались. Фрида показала:
       - Иди вдоль ограды, свернёшь налево и увидишь шоссе. Прости, что так вышло. Машины здесь редко, но ездят всю ночь. Доберёшься на попутной.
       Прощальный обмен фразами, и они расстались.
       Ограда, поворот. Сбоку послышался шорох. Андрей застыл на месте, вглядываясь в тёмные кусты: кто там?.. По дороге проехала машина и под светом её фар он увидел на скамейке в саду Геннадия. На лице его была мука и страдание, по щекам текли слёзы, которых он не замечал, судорожно разрывая на мельчайшие клочки и разбрасывая по сторонам ту трёшку, которую получил от Андрея за "сводничество".
       Андрей осторожно прокрался к шоссе и направился к Ташкенту. Потом его догнал колёсный тракторок, на нём он добрался до города. Улетел в Самару и больше уже в Узбекистане никогда не бывал.
       Признался мне, что в последнее время всё чаще вспоминает Фриду - женщину за трёшку - и терзается вопросом: удалась ли её затея? Забеременела ли? Родила? Если да, то кого - мальчика или девочку? Как назвали?.. А вдруг попытка оказалась неудачной и невезучей парочке пришлось вновь повторить то же с другим? Может быть, даже и не один раз.
       На все эти вопросы ответов нет. И, наверное, никогда уже не будет...
      
       Александр ЗИБОРОВ.
      
      
       443034, Самара-34, а/я 16349.
       Зиборов Александр Алексеевич.
  • Комментарии: 2, последний от 10/07/2010.
  • © Copyright Зиборов Александр Алексеевич (aleksandrziborov@rambler.ru)
  • Обновлено: 12/04/2010. 15k. Статистика.
  • Рассказ: Узбекистан
  • Оценка: 6.96*6  Ваша оценка:

    Все вопросы и предложения по работе сервера присылайте Петриенко Павлу.
    "Заграница"
    > Путевые заметки
    Это наша кнопка